Мемориал-памятник хатынь, беларусь. история трагедии

Посмотреть на карте Мемориальный комплекс Хатынь

Хатынь — белорусская деревня, в годы войны уничтоженная карательным немецким отрядом при содействии коллаборационистов в качестве мести за связь одной семьи с партизанами и ликвидацию нескольких военных вермахта. Хатынь стала символом массового уничтожения мирных людей, осуществлявшегося нацистами на оккупированных территориях.

22 марта 1943 года немецкий карательный отряд прибыл в деревню. Жителей согнали в сарай и подожгли его. Тех, кто пытался убежать, расстреливали на месте. Остальные сгорели заживо. Деревня была полностью стёрта с лица земли вместе с людьми и постройками. Чудом выжили лишь несколько детей (обгоревших и раненых, их впоследствии выхаживали жители соседних деревень) да 56-летний кузнец Иосиф Каминский. Раненый, он пришёл в себя, когда каратели покинули деревню. Среди трупов односельчан он нашел своего сына еще живого, но тот скончался на руках у отца.

В 1969 году на месте бывшей деревни создан мемориальный комплекс.

Хатынь: хроника событий

На сегодняшний день хронология происходящих в Хатыни событий 22 марта 1943 года восстановлена очень точно, почти поминутно.

Утром, недалеко от деревни Хатынь партизанами-подростками из отряда «Мститель» был расстрелян автомобиль, в котором передвигался один из командиров рот 118-го шуцманшафт-батальона, гауптман Ганс Вельке, любимец Гитлера и чемпион по толканию ядра Олимпийских игр 1936 года. При этом обстреле было ранено двое, и еще трое полицаев-украинцев — убиты, в том числе и сам Вельке.

Сразу же после этого, немцы вызвали подмогу — батальон Дирлевангера, а пока он добирался до места из близлежащего Логойска, нацисты нашли и арестовали, а затем расстреляли за подозрение в помощи партизанам группу из 23 местных жителей — лесорубов. К вечеру по следам отступившего партизанского отряда нацисты вышли к небольшой деревеньке Хатынь, которую и сожгли дотла вместе с ее жителями. Командовал операцией бывший старший лейтенант Красной Армии, начальник штаба того самого 118-го «украинского» полицейского спецбатальона, Григорий Васюра.

Выжить тогда удалось только одному человеку — Иосифу Каминскому, местному кузнецу: «Я со своим 15-летним сыном Адамом оказался около стены, убитые граждане падали на меня, еще живые люди метались в общей толпе, словно волны, лилась кровь из раненых и убитых. Обвалилась горевшая крыша, страшный, дикий вой людей еще усилился. Под ней горевшие живьем люди так вопили и ворочались, что эта крыша прямо таки кружилась. Мне удалось из-под трупов и горевших людей выбраться и доползти до дверей. Тут же каратель, по национальности украинец, стоявший у дверей сарая, из автомата выстрелил по мне, в результате я оказался раненым в левое плечо. Мой сын Адам до этого обгоревший, каким-то образом выскочил из сарая, но в метрах 10 от сарая, после выстрелов упал. Я, будучи раненым, чтобы не стрелял больше по мне каратель, лежал без движения, прикинувшись мертвым, но часть горевшей крыши упала мне на ноги и у меня загорелась одежда. Я после этого стал выползать из сарая, поднял немного голову, увидел, что карателей у дверей уже нет. Возле сарая лежало много убитых и обгоревших людей. Там же лежал раненый Етка Альбин Феликсович, у него из бока лилась кровь. Услышав слова умиравшего, Етки Альбина, каратель подошел откуда-то, ничего не говоря, поднял меня за ноги и бросил, я, хотя был в полусознании, не ворочался. Тогда, этот каратель ударил мне прикладом в лицо и ушел. У меня была обгоревшая задняя часть тела и руки. Лежал я совершенно разутый, так как снял горевшие валенки, когда выполз из сарая. Вскоре я услышал сигнал к отъезду карателей, а когда они немного отъехали, мой сын Адам, лежавший недалеко от меня, в метрах примерно трех, позвал меня к себе, вытащить его из лужи. Я подполз, приподнял его, но увидел, что он перерезан пулями пополам. Мой сын Адам еще успел спросить: «А жива ли мама?», и тут же скончался».

В мемориальном комплексе Хатынь Иосифу Каминскому установлен памятник в виде шестиметровой бронзовой скульптуры «Непокоренный человек» с мертвым ребенком на руках, созданную Сергеем Селихановым. Именно он «встречает» посетителей мемориала.

Рядом со скульптурой находится стилизованная мраморная крыша сарая, в котором были сожжены жители Хатыни.

Теперь это и моя Хатынь

Белоруссия встретила меня прекрасным периодом весны, когда деревья в цвету или на них только проклёвываются листочки дивного цвета молодой зелени. Всё это создавало непередаваемую гамму чувств. Контраст расцветающей весны и территории мемориального комплекса вызывал глубочайшие эмоции скорби, к горлу подступал комок.

Более 70 лет назад и всего одним месяцем раньше: в марте здесь все было по-другому. Плиты, по которым я шла, вели меня в страшное прошлое моей страны. И это прошлое касалось не только моих предков, но и всей истории человечества в целом. История оживала у меня на глазах.

Факты бывают таковы, что жизнь одного человека может показать взлёт и падение целой нации.

Мемориальный комплекс Хатынь в наше время

На территории мало что изменилось за полвека. Стали выше березы, немного просела земля под основанием памятника, но все также звенит колокол, призывая не забывать об ужасах Великой отечественной войны. Карта мемориального памятника Хатынь есть в любом туристическом буклете.

Территория комплекса занимает 50 га. Центр комплекса — скульптура «Непокоренный», изображающая единственного выжившего жителя с погибшим сыном на руках. Она выполнена из бронзы и по художественному замыслу зачернена, символизируя несгибаемость человека, прошедшего через огонь пожарища.

Место массового сожжения отмечена плитой в форме крыши сарая, где произошла трагедия. Останки погибших захоронены рядом в общей могиле, над ней установлена плита с символичным наказом мертвых к живым. Ниже выбиты имена жителей. При создании комплекса сохранили планировку деревни. На месте каждого из 26 домов стоят символические срубы с обелиском, напоминающем печную трубу. Каждый из них венчает темный колокол. На ней выбиты имена жителей этого дома с указанием возраста. На месте колодцев положены плиты с углублением, где собирается дождевая вода.

Очень тяжело находиться на кладбище деревень. Все, что осталось от домов и жителей 185 населенных пунктов — это траурные урны с землей, остальное было сожжено дотла. Остались только названия на памятных плитах. Карта Белоруссии больше не содержит упоминания об этих селах. Рядом протянулась Стена скорби. В ее 66 нишах размещены названия концентрационных лагерей, работавших на территории страны во время оккупации.

Удивительная по емкости композиция находится на Площади Памяти. На постаменте растут 3 березы, вместо четвертой, как символ, горит вечный огонь, как напоминание живым о тех, кто ушел навсегда.

Чуть в стороне расположено Дерево жизни и музей, в основу его экспозиции легли фотографии и документы военного времени, периода постройки мемориала.

Мемориальный комплекс Хатынь имеет важное историческое значение. Он необходим для патриотического воспитания подрастающего поколения, осознания необходимости хранить мир и всеми силами противится возрождению фашистских идей

Деревня Хатынь

Первое, что мы видим, входя на мемориал, это памятник «Непокоренный». Бронзовая фигура старика с мертвым мальчиком на руках. Прообразом старика стал деревенский кузнец Иосиф Каминский, единственный уцелевший свидетель этой трагедии. Обгоревший и израненный, он пришел в сознание и нашел тело своего сына среди трупов односельчан. Это событие и было положено в основу памятника.

Но «Непокоренный» это не памятник Иосифу Каминскому. Это символический собирательный образ мужества и стойкости, трагизма и страданий, которые выпали на долю мирного населения. Памятник всем, кто пережил ужасы войны, но не был сломлен.

Справа от памятника находится символическая крыша сарая. Она расположена на том самом месте, где стоял сарай, куда согнали жителей Хатыни.

Трагедия Хатыни

22 марта 1943 года гитлеровцы вошли в Хатынь. Они окружили деревню, всех жителей согнали в огромный сарай, где держали сено с соломой, и подожгли постройку. Люди, горевшие заживо, пытались вырваться наружу. Но там их в упор расстреливали из пулеметов. 149 человек были убиты или сгорели заживо. Среди них было 75 детей…

Крыша словно придавливает сарай к земле. А перед скульптурой — клинообразная светлая дорога (к сожалению, ее не очень хорошо видно на этой фотографии). Это символ Последнего пути убитых и сожженных жителей Хатыни.

На третий день после трагедии жители окрестных деревень похоронили тела убитых и сгоревших в трех могилах. Слева от памятника «Непокоренный» находится братская могила жителей Хатыни. И надпись на белорусском языке: «Здесь захоронены останки жителей Хатыни».

На могиле установлен «Венец памяти», как символический сруб нового дома. На нем с одной стороны обращение погибших к живым, с другой – обращение живых к мертвым.

Мемориальный комплекс повторяет планировку уничтоженной деревни. В ней было 26  дворов.

На месте каждого дома поставлен символический сруб. Внутри сруба черная земля, как на пепелище. Возвышаются вертикальные обелиски, словно трубы обуглившихся печей.

В обелиски вставлены мемориальные доски с именами всех членов семьи. И на всех обелисках — колокола. Каждые тридцать секунд слышен их звон над Хатынью. Такое ощущение, будто жители деревни разговаривают между собой.

Справа и слева от основной дороги проложены тропинки к другим домам. Перед домами настежь распахнуты калитки как символ гостеприимства белорусов.

Там, где  в Хатыни стояли четыре колодца, сейчас можно видеть серые крыши.

«Никто не забыт, ничто не забыто!»

Вот уже почти сорок лет горит в Хатыни Вечный огонь. Пламя вырывается через разорванную решетку лагерного барака. На граните выбита жуткая цифра — 2 миллиона 230 тысяч погибших.

В годы Великой Отечественной войны погиб каждый четвертый житель Белоруссии. В память об этом были посажены три березы. Они здесь как символ жизни. А на месте четвертой березы горит Вечный огонь.

После войны в Белоруссии возродились из пепла 433 деревни, уничтоженные вместе с жителями.

Названия этих деревень увековечены на символических «Деревьях жизни». Они прорастают из земли, а вместо веток и листьев у них названия восстановленных деревень.

А за «Деревьями жизни» просматривается еще один символ возрождения. Это светлый сруб белого дома, который только-только начинают строить.

Лишь на обратном пути с мемориального комплекса обратила внимание на эти цветы. Словно  кровь, пролитая жителями Хатыни за то, чтобы сейчас мы могли жить под мирным небом

У одного из символических срубов растет огромное дерево с раскидистой кроной. Говорят, посадил его еще до войны тот самый Иосиф Каминский.

Дерево это словно мост, соединяющий прошлое с будущим. Безмолвный свидетель хатынской трагедии. Оно выжило, несмотря ни на что. Вот он, символ стойкости! Каждый год почки на ветвях дерева превращаются в листья. Жизнь продолжается.

Смотрю на дорогу, которая ведет к трассе. У каждого из нас своя Дорога, свой собственный Путь. Некоторые считают, что не нужно оглядываться назад, в прошлое.  Мол, нечего ворошить старое — что было, то прошло. Но если  не мы, то кто еще сможет сохранить для потомков память о трагедии в Хатыни?

Звучат, звучат колокола Хатыни. Этот звон намертво впечатывается в сердце. Он проникает в каждую клеточку души и, словно метроном, еще долго стучит в висках. Побывав хоть раз в Хатыни, ты уже никогда не  сможешь забыть эту крохотную белорусскую деревушку, ставшую символом зверств фашизма.

И вспоминаются строки Роберта Рождественского:

Люди, покуда сердца стучатся, — помните! Какою ценойзавоевано счастье, — пожалуйста, помните!

Татьяна Трунова, июнь 2018

Очерки, в которых звучит тема Великой Отечественной войны

  • «Поклонимся великим тем годам…» — о монументах доблести и славы 
  • Прохоровка: третье ратное поле России — о Прохоровском поле, где состоялось знаменитое танковое сражение

Другие достопримечательности Беларуси

  • Музей традиционной культуры в Браславе — очерк об экспозициях музея, посвященных народным промыслам Беларуси
  • Гомель — очерк о достопримечательностях города

Бесчеловечная акция

В тот же вечер 22 марта 1943 года полицаи во главе с Григорием Васюрой согнали всех жителей деревни в крытый колхозный сарай, после чего заперли снаружи дверь. Тех, кто пытался бежать, понимая, что впереди ждёт неминуемая смерть, расстреливали прямо на ходу. Среди жителей, запертых в сарае, было несколько многодетных семей. Например, у супругов Новицких, ставших жертвой карателей, было семеро детей, а у Анны и Иосифа Бороновских — девять. Кроме жителей села внутри сарая оказались и несколько человек из других деревень, на своё несчастье, оказавшихся в тот день в Хатыни.

Согнав внутрь несчастных жертв, каратели облили сарай бензином. Когда всё было готово, Васюра подал знак, и полицай-переводчик Михаил Лукович поджёг его. Сухие деревянные стены быстро вспыхнули, но под напором десятков тел, не выдержав, рухнули двери. В горящей одежде люди вырывались наружу из охваченного огнём помещения, но тут же падали, сражённые длинными пулемётными очередями.

Одновременно с этими карателями были подожжены и все жилые дома деревни Хатынь. Документы, составленные в результате следствия, проведённого после освобождения этого края войсками Первого Белорусского фронта, свидетельствуют о том, что в тот день погибло 149 мирных жителей, среди которых насчитывалось 75 детей, не достигших 16-летнего возраста.

Послевоенные испытания

Командир одного из взводов 118-го батальона Schutzmannschaft, бывший советский младший лейтенант Василий Мелешко предстал перед советским судом и казнен в 1975 году.

Начальника штаба 118-го батальона Schutzmannschaft, бывшего старшего лейтенанта Красной Армии Григория Васуры судили в Минске в 1986 году и признали виновным во всех своих преступлениях. Он был приговорен к смертной казни приговором военного трибунала Белорусского военного округа .

Дело и судебный процесс над главным палачом Хатыни не получили широкой огласки в СМИ; Руководители советских республик беспокоились о нерушимости единства белорусского и украинского народов.

Хатынь Мемориал

«Кладбище деревень» со 185 могилами. Каждая могила символизирует конкретное село в Беларуси, которое было сожжено вместе с его жителями.

Хатынь стала символом массовых убийств мирного населения в ходе боев между партизанами , немецкими войсками и коллаборационистами. В 1969 году он был назван национальный военный мемориал в Белорусской ССР . Среди наиболее узнаваемых символов мемориального комплекса — памятник с тремя березками , с вечным огнем вместо четвертого дерева, дань уважения каждому четвертому белорусу , погибшему на войне. Здесь также есть статуя Юзифа Каминского, несущего его умирающего сына, и стена с нишами, представляющими жертв всех концлагерей , с большими нишами, представляющими тех, с жертвами более 20 000 человек. Колокола звонят каждые 30 секунд, чтобы отметить скорость гибели белорусских людей во время Второй мировой войны.

Частью мемориала является деревенское кладбище со 185 могилами. Каждая могила символизирует конкретное село в Беларуси, которое было сожжено вместе с его населением.

Среди иностранных лидеров, посетивших мемориал Хатын во время пребывания у власти, — Ричард Никсон из США , Фидель Кастро из Кубы , Раджив Ганди из Индии , Ясир Арафат из ООП и Цзян Цзэминь из Китая .

По словам Нормана Дэвиса , резня в Хатыни преднамеренно использовалась советскими властями для прикрытия Катынской резни , и это было главной причиной установки мемориала — это было сделано для того, чтобы вызвать замешательство у иностранных гостей с Катынью.

В 2004 году Мемориал был отремонтирован. По данным на 2011 год, Мемориал вошел в десятку самых посещаемых туристических объектов Беларуси — в этом году его посетили 182 тысячи человек.

Хатынь – мрачный символ всех сожженных деревень

Хатынь – маленькая деревенька, расположенная в 5 километрах от трассы Минск-Витебск, навсегда осталась скорбной страницей Великой Отечественной войны.

Капитан Ганс Вёльке

Утром 22 марта 1943 года по булыжному тракту в сторону Минска направлялся небольшой кортеж. Два грузовика, набитые солдатами 118 охранного полицейского батальона, сопровождали легковой автомобиль командира, Ханса Вёльке, отбывающего в отпуск в Германию.

В 13 км от тракта конвой попал в партизанскую засаду: капитан Вёльке и четверо сопровождающих были застрелены, что и решило участь находящейся рядом деревеньки Хатынь.

Погибший немецкий капитан был не простым офицером. Ганс Отто Вёльке, знаменитый в Германии спортсмен, завоевал первую в стране золотую медаль в толкании ядра на Олимпиаде, проходившей в 1936 году в Германии.

Восхищенный фюрер пригласил победителя в свою ложу на стадионе: ведь здоровяк Вёльке, истинный ариец, подтвердил национальную теорию «превосходства арийской расы», установив новый мировой рекорд в легкой атлетике. По личному распоряжению фюрера чемпиону присвоили внеочередное звание.

Когда известие о гибели любимца Гитлера дошло до высшего командования вермахта, судьба Хатыни была решена: жители деревни должны были понести «коллективную ответственность» за смерть капитана. Приказ о зверском уничтожении деревни отдал командир батальона Эрих Кёрнер.

Уничтожение деревни

Вечером 22 марта 1943 года в Хатынь вошел 118 батальон охранной полиции и окружил ее. Прибывшие расстреляли 26 человек, заготавливающих лес у того места, где кортеж попал в засаду. Всех жителей деревни полицейские согнали на подворье колхозного зернового тока, заперли в сарай и подожгли соломенную крышу.

Обезумевших людей, пытавшихся выбежать из пылающего гумна, расстреливали из пулеметов стоящие в оцеплении полицейские и эсэсовцы. Гитлеровцы убили в Хатыни 149 человек, из них – 75 детей.

Выжившие после трагедии

Ни один взрослый не мог остаться незамеченным, только трое детей: Володя и Соня Яскевич и Саша Желобкович – скрылись от гитлеровцев. Чудом выжил, спрятавшись под телом убитой матери, Витя Желобкович. Раненого в ногу Антона Барановского эсэсовцы приняли за мертвого. Обгоревших раненых детей после ухода карателей подобрали и выходили жители соседней деревни.

Из горящего сарая спаслись две девушки – Мария Федорович и Юлия Климович. Они доползли до леса, где их подобрали жители деревни Хворостени. Позднее и эту деревню оккупанты сожгли, и обе девушки погибли вместе с деревенскими жителями.

Из взрослых жителей Хатыни выжил 56-летний кузнец Иосиф Каминский. Обгоревший и раненый, он пришел в сознание ночью, когда каратели ушли из деревни. Отца ждал тяжкий удар: под трупами односельчан он нашел своего 15-летнего сына Адама. Смертельно раненый в живот, мальчик умер на руках у отца.

Этот страшный момент смертельной боли запечатлен в единственной скульптуре мемориального комплекса «Хатынь» – «Непокоренный человек». Теперь они навсегда вместе – отец и сын. Как реквием Хатыни – строки поэта А. Дементьева:

Старик с ребенком через страхИдет навстречу.Босой.На бронзовых ногахУвековечен.Который год, который годУйти из дня того не может…

Кто сжег село

Хатынь сожгла специальная зондеркоманда – 118-й полицейский батальон, куда набирали рецидивистов, осужденных за тяжкие уголовные преступления: одна украинская и две русских роты, набранные из числа полицаев, военнопленных и украинских националистов.

Командовал батальоном бывший польский майор Константин Смовский, исполнил приказ военнопленный советский офицер, перешедший на службу к гитлеровцам, – бывший старший лейтенант Красной Армии 27-летний Григорий Васюра, начальник штаба этого батальона.

Многие каратели пережили войну. Одних советские спецслужбы выявили в первые послевоенные годы, другие десятилетиями скрывались под личиной ветеранов.

Григорий Васюра, скрыв факт службы в полиции, стал директором украинского совхоза «Великодымерский». Награжденный медалью «Ветеран труда», стал почетным курсантом Киевского военного училища связи, не раз выступал перед молодежью как фронтовик-связист.

В 1985 году Васюра потребовал себе орден Отечественной войны. Поиски в архивах обнаружили страшную тайну в биографии убийцы, лично убившего 350 белорусов, и в ноябре 1986 года его арестовали. Показания 26 свидетелей, обвинявших преступника, Васюра отрицал. 26 декабря 1986 года трибунал Белоруссии признал Григория Никитовича Васюру виновным и приговорил к расстрелу как пособника немецко-фашистских захватчиков.

Память жива

В 2004 году, к 60-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, по поручению Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко была проведена реконструкция Государственного мемориального комплекса “Хатынь”. 24 апреля 2004 года, в день проведения республиканского субботника, Президент Беларуси принял участие в работах по восстановлению мемориального комплекса.


Мемориальный комплекс “Хатынь”. 31 марта 2004 года

Реконструкция была завершена к 25 июня 2004 года. 1 июля 2004 года, в канун 60-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, в Хатыни состоялся торжественный митинг. Комплекс “Хатынь” посетили лидеры Беларуси, России и Украины. “Хатынь, сожженная вместе с жителями, – незаживающая рана в сердце нашей Родины. Здесь, на территории мемориала, совершено символическое захоронение разрушенных до основания белорусских деревень и поселков. Трагическая участь постигла сотни других селений нашей страны. В таких же Хатынях погибли и белорусы, и русские, и евреи, и украинцы. Стремясь подавить волю народа к сопротивлению, фашисты зверски убивали мирных жителей, называя их пособниками партизан, а партизан называя “бандитами”. Это был просчитанный террор. Наш народ выстоял, но цена за это была заплачена неимоверная. Когда сооружался этот мемориал, считали, что погиб каждый четвертый. Но мы знаем, что погибших, умерших от ран было значительно больше. В Беларуси каждый третий погиб от этой страшной войны. Нацисты планировали истребить наш народ, “очистить” для себя на нашей земле “жизненное пространство”, – сказал во время митинга Президент Беларуси Александр Лукашенко.

Комплекс “Хатынь” включен в Государственный список историко-культурного наследия.

В Хатынь едут люди из разных стран, чтобы отдать дань памяти всем погибшим в пламени военного лихолетья белорусам. Сотрудники Государственного мемориального комплекса “Хатынь” рассказывают, что за годы существования этого величественного архитектурно-художественного ансамбля его посетили около 40 млн человек более чем из 100 стран мира. В числе почетных посетителей мемориала – Фидель Кастро, Ясир Арафат, Ричард Никсон, Раджив Ганди, Мауно Койвисто, Ху Цзинтао. В 2017 году мемориал и его филиалы посетили около 226 тыс. человек из свыше 30-ти государств мира.


Второй секретарь ЦК Компартии Кубы, первый заместитель председателя Государственного Совета и Совета Министров Республики Куба Рауль Кастрово время посещения мемориального комплекса “Хатынь”. Декабрь 1976 года

Мемориал расположен на территории Логойского района Минской области Беларуси. На 54 километре шоссе Минск-Витебск (М3) установлен указатель “Хатынь”, от этого знака нужно проехать 5 километров, чтобы оказаться на территории Государственного мемориального комплекса.

Банда предателей Родины

Трагическая история Хатыни неразрывно связана с 118 батальоном шуцманшафта ─ так назывались у немцев подразделения охранной полиции, сформированные из добровольцев, набранных среди пленных красноармейцев и жителей оккупированных территорий. Это подразделение было создано в 1942 году на территории Польши и вначале состояло только из бывших советских офицеров. Затем его комплектование продолжили в Киеве, включив в него большое количество этнических украинцев, среди которых преобладали националисты из ликвидированного к тому времени профашистского формирования «Буковинский курень».

Этот батальон занимался исключительно борьбой с партизанами и карательными операциями, проводившимися в отношении мирного населения. Осуществлял он свою деятельность под руководством офицеров из зондербатальона СС «Дирлевангер». Достаточно показательным является перечень лиц, стоявших во главе батальона. Его командиром был майор польской армии, перешедший на сторону немцев Еже Смовский, начальником штаба ─ Григорий Васюра, в прошлом старший лейтенант Советской армии, а командиром взвода, расстрелявшего в лесу женщин ─ уже упоминавшийся выше бывший старший лейтенант Советской армии Василий Мелешко.

Кроме карательной операции в деревне Хатынь, история батальона, целиком укомплектованного из предателей Родины, насчитывает немало подобных преступлений. В частности, в мае того же года его командир Васюра разработал и провёл операцию по уничтожению партизанского отряда, действовавшего в районе села Дальковичи, а двумя неделями позже привёл своих карателей в деревню Осови, где ими было расстреляно 79 мирных жителей.

Далее батальон перебросили сначала в Минскую, а затем в Витебскую область, и везде за ними тянулся кровавый след. Так, учинив расправу над жителями села Маковье, каратели уничтожили 85 человек мирного населения, а в посёлке Уборок расстреляли 50 скрывавшихся там евреев. За пролитую кровь соотечественников Васюра получил от фашистов лейтенантское звание и был награждён двумя медалями.

Засада в лесу

Трагическая история белорусской деревни Хатынь, к тому времени уже полтора года находившейся в зоне немецкой оккупации, началась 21 марта 1943 года, когда в ней заночевал партизанский отряд Василия Воронянского. На следующее утро партизаны покинули место своего ночлега и двинулись в сторону посёлка Плещеницы.

В это же время им навстречу выехал отряд немецких карателей, направлявшийся в город Логойск. Вместе с ними в головной машине ехал капитан полиции Ганс Вёльке, направлявшийся в Минск. Надо заметить, что этот офицер, несмотря на сравнительно невысокий чин, был хорошо известен Гитлеру и пользовался его особым покровительством. Дело в том, что в 1916 году он стал победителем Берлинских Олимпийских игр в соревнованиях по толканию ядра. Фюрер тогда отметил выдающегося спортсмена, поэтому следил за его карьерой.

Выехав 22 марта из Плешениц, каратели из 118-го батальона 201 охранной дивизии, полностью сформированный из бывших советских граждан, выразивших желание служить оккупантам, двигались на двух грузовиках, впереди которых ехала легковая машина с офицерами. По пути следования они наткнулись на группу женщин ─ жительниц близлежащего села Козыри, занимавшихся заготовкой леса. На вопрос немцев о том, не видели ли они поблизости партизан, женщины ответили отрицательно, но буквально через 300 метров немецкая колонна попала в засаду, организованную бойцами Василия Воронянского.

Памятник «Хатынь» в Белоруссии

Центральная фигура хатынского монумента представлена бронзовой скульптурой «Непокорённый». Это, вызывающая слёзы, фигура мужчины высотой 6 метров, с телом мёртвого ребёнка на руках.

Темный неподвижный  силуэт, словно почерневший от горя и гари. Освещенный солнечными лучами на фоне пронзительно синего неба, он выглядит особенно контрастно.

Место, сожженного вместе с людьми сарая, отмечено чёрной плитой — олицетворяющей крышу того самого злополучного амбара.

Рядом находится братская могила, где захоронены останки всех заживо сожженных жителей деревни Хатынь, со словами-наказом от имени мертвых нам, живым, и символическим венком памяти.

Надпись на монументе гласит: Хатынский Мемориал по своей планировке напоминает погибшую деревню: расположение домов и даже колодцев.

Всего в деревне стояло 26 домов, которые были сожжены полностью. В настоящее время каждый из них напоминает сруб, внутри которого стоит обелиск — печная труба.

Наверху каждой расположен колокол.

Глубокая оглушающая тишина этого места каждые 30 секунд, днем и ночью пронзается одновременным звоном всех 26 колоколов Хатыни.

Здесь же, на каждой колонне, находится доска с запечатленными навсегда именами жителей этого дома.

Жутко читать эти семейные родословные, оборвавшиеся в один день. Как пример, семья Навицких: мама, папа и их 7 детей, старшему из которых было 15 лет, а младшему 2 года.

А еще здесь сохранились деревенские колодцы. Точнее те места, где они когда-то находились. Теперь они отмечены мраморными крышами, а в каменных плитах символические углубления, где скапливается дождевая вода.

Люди почему-то туда кидают деньги. Непривычно, что в воде плавают бумажные купюры. Наверно, потому что в Белоруссии пока нет мелких монет.

Чуть дальше на территории комплекса расположено Кладбище белорусских деревень.

Сюда были торжественно доставлены урны с землей разоренных и сожженных дотла 185 деревень Белоруссии. 186-й в этом траурном списке была сама Хатынь.

На каждой символической могиле в камне выбито имя исчезнувшей деревни. Эти названия теперь можно встретить только здесь. На карте Беларуси таких названий больше не существует.

Фашистские оккупанты стёрли их с лица земли. И больше они не восстанавливались. Да! Их нет. Но они навечно живы в людской памяти. Неподалёку находится Стена Скорби.

Это железобетонная стена с нишами. Люди приносят сюда цветы и плюшевые игрушки.

На этих мемориальных плитах увековечены 66 лагерей смерти, созданных фашистскими оккупантами на территории Белоруссии, и названы места гибели большого количества людей.

В мемориале есть Площадь Памяти. На ней как символ вечной жизни растут 3 берёзы.

Горит, не потухая ни на минуту Вечный огонь.

Это символичное отражение того, что лишь 3/4 уничтоженных сел и деревень возродились к новой жизни. А четверть исчезла с лица земли навсегда. Так и растут здесь три березы, а вместо четвертой горит памятный огонь.

Рядом расположено Дерево жизни, символизирующее возрождающуюся жизнь.

На его «ветвях» список сожженных гитлеровцами, но возрожденных после войны трудом советских людей, 433 деревень…

Хатынь — символ всех деревень, которые сожгли немецкие завоеватели во время второй мировой войны. История трагедии Хатыни сохранилась до наших дней. И очень хочется надеяться, что останется в сердцах и памяти людей на многие десятилетия и века.

Этот мемориальный комплекс является историко-культурным наследием Белоруссии. Ежегодно его посещают тысячи экскурсантов. Это одно из самых горьких и почитаемых мест Великого народа Беларуси. Теперь там есть частичка и моего сердца.

Первый этап трагедии

Эта партизанская атака стала толчком для всей последующей трагедии в истории Хатыни. Каратели оказали партизанам сопротивление, и те были вынуждены отступить, но в ходе перестрелки они потеряли убитыми трёх человек, среди которых был и любимец фюрера ─ капитан Ганс Вёльке. Командир взвода карателей — бывший красноармеец Василий Мелешко — решил, что женщины, работавшие на лесозаготовках, намеренно скрыли от них присутствие партизан в этом районе, и тут же приказал расстрелять 25 из них, а остальных для дальнейшего разбирательства отправить в Плещеницы.

Преследуя нападавших бойцов, каратели тщательно прочесали окружавший их лесной массив и вышли к Хатыни. Война на территории оккупированной Белоруссии в тот период велась главным образом партизанскими отрядами, пользовавшимися поддержкой местного населения, которое давало им временное укрытие и снабжало продовольствием. Зная об этом, каратели вечером того же дня окружили деревню.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector